» » Кто и как занимался изучением мозга человека

Кто и как занимался изучением мозга человека

Мозг человеческий... Самое сложное, самое совершенное и самое удивительное создание природы. Здесь, в этой живой, пульсирующей ткани рождаются великие идеи и отважные поступки, певучие рифмы и строгие математические формулы. Здесь возникли первые контуры искусственных спутников Земли и электронных машин, атомных реакторов и автоматических линий. А потом под диктовку мозга трудолюбивые руки перенесли эти контуры на бумагу, воплотили в металл и дерево, стекло и пластмассу, заставили взлетать, действовать, служить людям.

Мозг человеческий... Сколько невероятных трудностей одолел он за тысячи лет своего развития, сколько разгадал сложнейших загадок, раскрыл сокровенных тайн. Но, может быть, самая сокровенная, еще не раскрытая до конца — это тайна о самом себе...

Еще анатомы эпохи Возрождения, препарируя трупы, с удивлением рассматривали орган, упрятанный под прочные своды черепной коробки. Они зарисовывали его сложные извивы, переплетения сосудов, соединенные между собой полушария. Точно путешественники, разведывающие вновь открытую землю, они давали отдельным его участкам звучные и поэтические названия: варолиев мост, турецкое седло, морской конек, борозда.

Кто и как занимался изучением мозга человекаКто и как занимался изучением мозга человека

Они еще не знали, что эти борозды и извилины достались человеку в наследство от нескончаемой вереницы его предков, что мозговая кора, впервые появившаяся у рептилий, усложнялась, росла с каждой ступенью биологической лестницы и, не умещаясь больше в черепе, стала постепенно собираться в складки.

Даже в XVIII веке, когда французский ученый Галль стал исследовать выступы черепной кости, он предположил их соответствие «способностям души» и отыскивал на голове человека центры высокомерия, остроумия, любви к детям, склонности к воровству.

Об открытиях Галля с увлечением толковали в светских гостиных, но серьезные ученые решительно отвергли их. Под руководством крупного французского анатома и антрополога Поля Брока они создали в Париже Общество антропологов, поставившее своей целью изучение человеческого мозга.

Чем определяется степень умственных способностей человека?— Вот вопрос, волновавший исследователей во всем мире. Парижане уже знали о работах немецкого исследователя Вагнера, изучившего мозг пяти умерших геттингемских ученых. Предполагалось, что у мужей науки мозг окажется не таким, как у простых смертных. Однако, как ни был пристрастен Вагнер, он не сумел найти в своих препаратах ничего необычайного. Это было жестоким разочарованием...

Немало споров вызвала и составленная им таблица веса человеческого мозга. Правда, одно из первых мест в ней занимали мозг естествоиспытателя Кювье и поэта Байрона. Но сразу же за властителем дум целого поколения — Байроном следовал безвестный старик, проведший «всю жизнь в больнице для умалишенных, а мозг трехлетнего ребенка, болевшего гидроцефалией, оказался тяжелее мозга самого великого Кювье.

Вечер за вечером продолжались жаркие дебаты в Обществе антропологов. Трижды выступал сам Брока; опровергая Вагнера, он предложил собственную таблицу. Но и она при всем обилии фактов ни о чем не говорила. Вес мозга колебался в довольно значительных пределах и очень часто не соответствовал представлениям об умственных способностях и образованности тех, кому он принадлежал.

Отдав должное трудолюбию своего коллеги, ученые по-прежнему не смогли сделать никаких выводов. Единственное, что оставалось неоспоримым,— это необходимость продолжать исследования, накопить как можно больше данных о мозге людей умственного труда.

Кто и как занимался изучением мозга человекаКто и как занимался изучением мозга человека

Члены Общества антропологов заключили между собой необычный договор: те, кому выпадет умереть, завещают остальным свой мозг для исследования. Для каждого из них это было последнее, что он мог дать любимой науке...

Вскоре жребий пал на врача и демографа Бертильона. К тому времени из наблюдений Поля Брока уже было известно, что в области третьей лобной извилины располагается центр речи. Все ожидали, что именно эта извилина будет развита у Бертильона слабее, чем другие,— их бедный друг, при всех своих познаниях, не отличался ораторскими способностями. Но третья извилина, наоборот, выглядела очень мощной. Снова противоречие!

По нерушимому договору тщательно исследовался мозг каждого умершего члена общества. Настало время, когда был изучен и мозг самого Брока.

Протоколы аутопсий отмечали то одну, то другую особенность, то один, то другой вариант внешнего строения мозга. Но они так и не подсказали никакой закономерности...

Приходилось отказаться от внешне логичной гипотезы: ум человека зависит от веса и строения его мозга.

Окончательную черту под этой гипотезой подвели русские ученые. В 1887 году на втором съезде русских врачей профессор Д. Н. Зернов выступил с докладом «Об анатомических особенностях мозга интеллигентных людей».

Зернов утверждал, что таких особенностей вообще не существует. В числе многочисленных собственных исследований, на которые он ссылался, было и исследование мозга генерала С. Все знали, что речь шла о генерале Скобелеве, и кое-кого шокировало сообщение о том, что примерно в трети изученных профессором случаев мозг рядовых солдат или крестьян оказался тяжелее мозга прославленного генерала. Впрочем, Зернов подчеркнул, что образованность и энергия генерала неоспоримы, и отсутствие каких-либо особенностей в его мозге лишь доказывает, что объем этого органа не дает представления об интеллекте человека. «Просвещенному человеку не может прийти в голову взвешиванием мозга измерять степень умственного развития»,— твердо заявил Зернов.

Кто и как занимался изучением мозга человекаКто и как занимался изучением мозга человека

Первые разведчики мозга узнали, что они долго ошибались. Что ж, этим самым они уже узнали кое-что...

Вопрос о зависимости способностей человека от строения его мозга занимал не только ученых. Как это бывает часто, а вернее, как это бывает всегда, отвлеченная научная проблема становилась проблемой политики, проблемой жизни.

Колонизаторы, владельцы кофейных и банановых плантаций хотели оправдать удары своего бича «справкой» о том, что мозг африканцев близок к мозгу обезьян. Надменные американские сенаторы, вдохновители ку-клукс-клана, уверяли, что сама природа наделила «черных» мозгом, неспособным к образованию и государственной деятельности. Фашистские молодчики исступленно требовали доказательств превосходства мозга арийцев над мозгом всех других наций и народов.

И вот уже некто Кост строчит работу о «несравненном арийском мозге»; вот уже некто Альтшуль, рассмотрев два крючка одной из извилин на мозге негра, трубит о том, что негры — «низшая раса»; вот уже в американских, немецких, английских журналах появляются статьи о том, что мозг монголов имеет «обезьяний» тип лунной борозды. Статьи подтверждаются фотографиями, протоколами. Мол, попробуйте, поспорьте!

И советские ученые поспорили. Они взвалили на себя гигантский труд—проверить, какие отличия имеет мозг разных людей, как связаны его структура и функция, устройство и деятельность.